Лучшие тезисы по теме рак простаты со съезда Американской Ассоциации Урологов

1338: Периоперационные результаты роботизированной радикальной простатэктомии по сравнению с открытой радикальной простатэктомией

Quoc-Dien Trinh, Maxine Sun, Jesse D Sammon, Khurshid R Ghani, Praful Ravi, Wooju Jeong, Shahrokh F Shariat, Marco Bianchi, Jan Schmitges, Jay Jhaveri, Jens Hansen, Shyam Sukumar, Ali Dabaja, Fred Muhletaler, Piyush K Agarwal, Craig G Rogers, James O Peabody, Mani Menon, Pierre I Karakiewicz Detroit, MI

Введение и цели

До внедрения и широкого распространения роботизированной радикальной простатэктомии (РРП) в популяционных исследованиях, сравнивающих открытую радикальную простатэктомию (ОРП) и минимально инвазивную радикальную простатэктомию (МИРП) не выявлено клинически значимых различий в частоте послеоперационных осложнений. С вытеснением РРП лапароскопической радикальной простатэктомии (ЛРП) как основного метода МИРП, есть основания пересмотреть эти выводы.

Методы

1 октября 2008 года был введен код-модификатор роботизированных процедур как знак утверждения последних FDA США. Опираясь на Национальную базу данных пациентов, с октября 2008 по декабрь 2009 года было выявлено 97 388 случаев первичного рака простаты, часть которых перенесли РП (n = 19 462). Код-модификатор роботизированных процедур (МКБ-9-CM 17.4x) использовался для идентификации РРП. Пациенты с кодом-модификатором минимально инвазивных процедур (МКБ-9-CM 54,21) были классифицированы как перенесшие лапароскопическую РП и были исключены из дальнейшего анализа (n = 184). Оставшиеся пациенты без кода РРП или ЛРП были определены как перенесшие ОРП. Для учета основных различий между когортами РРП и ОРП был использован отбор подобного по вероятности. Также мы сравнили частоту гемотрансфузий, интраоперационных и послеоперационных осложнений, длительность пребывания в стационаре (ДПС) более 75-й процентили двух дней, а также смертность в стационаре.

Результаты

Из 97388 РП 61,1% были РРП, 38,0% были ОРП и 0,9% были ЛРП. После оценки соответствия склонности для РРП и ОРП, соответственно, частота переливания крови составила 2,2 против 7,7% (р <0,001), интраоперационные осложнения - 0,4 против 1,0% (р <0,001); послеоперационные осложнения - 9,1 против 11,1% ( р <0,001); показатели ДПС были 14,0 против 39,2% (р <0,001), а смертность в стационаре составила 0,0 против 0,1% (р = 0,037).

Выводы

Данное исследование представляет собой первую объективную оценку вытеснения роботизированной радикальной простатэктомией открытой радикальной простатэктомии как наиболее распространенного хирургического подхода к РП. Кроме того, мы показали превосходные скорректированные периоперационные результаты после РРП практически по всем исследуемым показателям по сравнению с ОРП. Эти результаты дают дополнительные факты для продолжающейся дискуссии на тему «РРП против ОРП». В отсутствие рандомизированных исследований, существующие популяционные исследования обеспечивают высочайший уровень клинических данных в сравнении РРП против ОРП.

1318: Подписи экспрессии генов, ассоциированные с возрастом при несемейном раке простаты

Travis Allemang, Shashwat Sharad, Gyorgy Petrovics, Jennifer Cullen, Isabell Sesterhenn, David McLeod, Stephen Brassell, Shiv Srivastava, Albert Dobi Rockville, MD

Введение и цели

Так как при принятии решений о лечении активно используются данные о возрасте и ожидаемой продолжительности жизни пациента, выявление подписей экспрессии генов, ассоциированных с возрастом, имеет большой потенциал для улучшения текущих и будущих методов лечения. Цель данного исследования заключается в выявлении и оценке подписей экспрессии генов рака предстательной железы (простаты), которые отличают заболевание у молодых и пожилых мужчин с несемейным видом заболевания.

Методы

Данные об экспрессии генов были проанализированы при помощи общедоступной базы данных CPDR (Center for Prostate Disease Research) от Affymetrix GeneChip (Hb133A-2) (Санта-Клара, Калифорния). Из этой базы данных были отобраны пациенты с несемейным раком простаты от 42 до 73 лет. Данные были разделены на две группы в зависимости от гистологического строения опухоли: дифференцированные (ДО) или слабо дифференцированные (СДО). Группа ДО включала 12 пациентов - 6 младшего и 6 старшего возраста, группа СДО - 12 пациентов - 6 младшего и 6 старшего возраста. Связанные с возрастом подписи экспрессии генов клетки рака простаты, были определены с помощью биоинформационного анализа. Значительные изменения экспрессии генов были приведены в соответствие с нормальными изменениями связанной с возрастом экспрессии, наблюдающейся в соответствующей доброкачественной ткани, и значения были рассчитаны при помощи пакета программного обеспечения Genomatix (Ann Arbor, MI) для определения ключевых регуляторных узлов. Данные были проанализированы независимо друг от друга для Gene Ontology (http://www.geneontology.org).

Результаты

В молодой группе ДО (53,9 года) был обнаружен 81 ген, 79% которых демонстрируют активацию. В молодой группе СДО (57.2 года) мы обнаружили 80 уникальных генов, 97,3% демонстрируют активацию. В противоположность этому, в возрастной группе ДО (66,6 лет), были идентифицированы 19 уникальных генов, 57,9% этих генов демонстрировали супрессию. В возрастной группе СДО (68,8 лет), мы обнаружили 19 уникальных генов, демонстрировавших супрессию в 94,7% случаев.

Выводы

Наше исследование показало, что значительное число генов однозначно связано с возрастом, причем уровень экспрессии оказался заметно поляризован. Рак простаты у молодых мужчин, как представляется, состоит в основном из избыточно экспрессированных генов, как известно, связанных с соматическими геномными изменениями в простате, такими как TMPRESS2-ЭРГ и CMYC. С другой стороны, рак простаты у пожилых мужчин, судя по всему, представлен главным образом экспрессией супрессированных генов, свидетельствующей о потере защитных генов. Первоначальный анализ демонстрирует значительную возрастную генетическую гетерогенность рака простаты у пациентов с потенциалом для терапевтической стратификации по возрасту и дифференциации.

972: Новый антиандроген PF-05234848 подавляет рост кастрационно-устойчивого и MDV-3100-устойчивого рака простаты in vitro и in vivo.

Hidetoshi Kuruma, Hiroaki Matsumoto, Masaki Shiota, Andrea Fanjul, David Briere, Gerrit Los, Francois Lamoureux, Christian Thomas, Martin Gleave, Amina Zoubeidi Vancouver, Canada

Введение и цели

Андрогенные рецепторы (АР) играют важную роль в прогрессии кастрационно-устойчивого рака простаты (КУРП) после антиандрогенной терапии первой линии. Некоторые антиандрогены (AA) 2-го поколения продемонстрировали противоопухолевую активность в модели КУРП. В этом исследовании мы оценивали влияние нового АА, PF-05234848, на рост клеток и транскрипционную активность АР при раке предстательной железы по сравнению со вторым поколением АА MDV-3100.

Методы

Анализ роста клеток и уровень апоптоза, а также ядерная транслокация и транскрипционная активность АР были использованы для оценки in vitro эффектов AA в AР-положительных клетках рака предстательной железы LNCaP и C4-2 и AР-отрицательных клетках PC-3 и DU145. Кроме того, из MDV-3100-устойчивого ксенотрансплантата LNCaP были созданы MDV-3100-устойчивые LNCaP сублинии MRT49F клеток для оценки влияния PF-05234848 на AA-устойчивые модели. Влияние MDV-3100 и PF-05234848 на рост кастрационно-устойчивых опухолей LNCaP и MRT49F было оценено у кастрированных бестимусных мышей.

Результаты

In vitro PF-052334848 более мощно подавляет рост клеток LNCaP и C4-2, а также экспрессию белка и активность транскрипции АР по сравнению с MDV-3100. PF-052334848, но не MDV-3100, индуцирует апоптоз в клетках LNCaP. После 5-недельного применения in vivo MDV-3100 и PF-05234848 одинаково подавляют рост опухоли LNCaP КУРП: объем опухоли увеличился на 488%, 19% и 7% в группах плацебо, MDV-3100 и PF-05234848, соответственно, в то время как ПСА сыворотки крови достиг +619%, -32% и -27%, соответственно. MDV-3100-устойчивые клетки MR49F экспрессировали как АР, так и ПСА, но были устойчивы к лечению MDV-3100 in vitro и in vivo. С другой стороны, PF-05234848 подавлял АР-активность и рост MR49F клеток in vitro и подавлял рост MR49F MDV3100-устойчивых опухолей in vivo. После 3 недель лечения, размер опухоли MR49F увеличился на 324%, 389% и 138% в группах плацебо, MDV-3100 и PF-05234848, в то время как уровень ПСА увеличился на 708%, 1013% и 485%, соответственно.

Выводы

PF-05234848 тормозит деятельность АР и рост клеток и в кастрационно-устойчивых и в MDV-3100-устойчивых LNCaP клетках in vitro и in vivo. PF-05234848 может рассматриваться в качестве следующего перспективного поколения AA.

766: Поиск предикторов урологических процедур у мужчин, умирающих от рака простаты с помощью популяционного подхода

Matthew Truong, Kara Babaian, Jeremy Cetnar, Deanna Cross, Fangfang Shi, Mark Ritter, David Jarrard Madison, WI

Введение и цели

Используя популяционный подход, мы стремились определить, может ли мужчинам с терминальной стадией рака предстательной железы (РПЖ), получавшим местную терапию, потребоваться меньше урологических вмешательств по сравнению с мужчинами, которые таковой не получали.

Методы

Используя реестр опухолей клиники Marshfield и базу данных исследований эпидемиологии клиники Marshfield (MESA), мы сравнили осложнения конца жизни у мужчин, которые умерли от рака предстательной железы (n = 280) c 1991 по 2009 гг. Мы специально проверили истории болезни пациентов на наличие урологических процедур с использованием кодов CPT (Current Procedural Terminology) в последние 3 года до смерти. Информация также подверглась статистическому сравнению с учетом возраста на момент постановки диагноза, возраста на момент смерти, стадии, класса, наличия метастазов и данных относительно местной терапии (облучения или радикальной простатэктомии) по поводу рака предстательной железы в начале заболевания.

Результаты

Мы обнаружили, что 52 (19%) из 280 пациентов, умерших от рака предстательной железы, потребовались 153 урологические процедуры в течение последних 3 лет жизни. Частота процедур увеличилась ближе к смерти. Наиболее распространенными процедурами были замена или установка нефростомических дренажей (56%), катетера Фолея (24%) и ТУР (10%). У 181 пациента была местная терапия в анамнезе (простатэктомия или лучевая терапия), у 99 не было. Возраст пациентов на момент постановки диагноза, возраст на момент смерти, разница в возрасте, стадия, класс, наличие метастазов не влияет на необходимость в урологических процедурах. Кроме того, в группах сравнения не было разницы в количестве процедур на пациента в год (р = 0,94).

Выводы

Это первое демографическое исследование, описывающее частоту урологических процедур при терминальной стадии рака предстательной железы. В течение последних 3-х лет жизни урологические процедуры требуются меньшей части пациентов. История местной терапии по поводу рака простаты не влияет на необходимость урологических вмешательств.

359: Надежна ли МРТ в стадировании рака простаты?

Francesco Porpiglia, Cristian Fiori, Filippo Russo, Enrico Armando, Fabrizio Mele, Matteo Manfredi, Marco Lucci Chiarissi, Massimiliano Poggio, Susanna Grande, Daniele Regge

Orbassano, Italy

Введение и цели

Магнитно-резонансная томография (МРТ) показала свою перспективность в локализации рака предстательной железы (РПЖ), что часто используется в клинической практике для визуализации и описания опухоли, тем самым улучшая выявление и стадирование рака предстательной железы.

Целью настоящего исследования является определение диагностической точности МРТ, оценки чувствительности в выявлении поражений, коррелирующих с объемом опухоли и возможностью  предоперационного стадирования рака предстательной железы.

Методы

В исследование были включены 100 пациентов с РПЖ, перенесших предоперационную МРТ и радикальную простатэктомию (РП).

МРТ выполнено в обычных T1-взв, Т2-взв, DWI и DCE-MРТ режимах. Все изображения были изучены экспертом уро-радиологом. Гипоинтенсивные железистые области в T2-взв, с низкими значениями внешнего коэффициента диффузии (≤ 1,1 сек/мм²), показывающие ранний пик насыщения тканей, и затем выведение в DCE-МРТ были определены как положительные на наличие опухолевой ткани. Выход за пределы капсулы (ВПК) фиксировался, если поражение в значительной степени контактировало с перипростатической тканью или если неопластический процесс обнаруживался в ней.

Поражение семенных пузырьков (ПСП) фиксировалось, если опухоль основания простаты соприкасалась с семенными пузырьками или если на T2-взвешенных изображениях наблюдалось наличие гипоинтенсивной ткани и импрегнация контрастом.

Радикальная простатэктомия. Все пациенты перенесли лапароскопическую или роботассистированную простатэктомию в исполнении одного и того же хирурга.

Патогистологический анализ. После РП все образцы были изучены уро-патологоанатомом.

Патогистологические и радиологические результаты были сопоставлены для выявления чувствительности и специфичности МРТ в выявлении опухолевых поражений (в общем и после стратификации по объему патологического поражения: <0,2 куб.см, от 0,2 до 0,5 мл,> 0,5 мл.), ВПК и ПСП.

Результаты

Патогистологической экспертизой были обнаружены 190 опухолевых очагов рака предстательной железы. Общая чувствительность составила 65,8% (125/190); чувствительность поражения <0,2 см - 37,5% (18/48); от 0,2 до 0,5 см - 36,3% (12/33);> 0,5 см - 87,2% (95 / 109). МРТ-оценка ВПК показала чувствительность, специфичность, положительную и отрицательную прогностическую ценность в 87,1%, 89,3%, 61,4% и 97,3%, соответственно. МРТ-оценка ПСП в отношении чувствительности, специфичности, положительной и отрицательной прогностической ценности составила 83,3%, 98,9%, 83,3% и 98,9%, соответственно.

Выводы

Наше исследование показало, что МРТ имеет высокую точность в постановке диагноза рака предстательной железы, больше, чем в большинстве опубликованных исследований. МРТ имеет высокую чувствительность для локализации повреждений с объемом более 0,5 см, которые являются наиболее частыми и статистически более склонны прогрессировать. Кроме того, она обладает высокой отрицательной прогностической ценностью при ВПК и ПСП (97,3% и 98,9% соответственно). Мы считаем, что это может помочь хирургу сделать лучший выбор в планировании лечения.

1585: Влияние периоперационной трансфузии на выживание у пациентов после хирургического лечения переходно-клеточного рака мочевого пузыря

Andrew Feifer, Jennifer M Taylor, Annalissa Piccorelli, Changhong Yu, Michael Kattan, Bernard H Bochner New York, NY

Введение и цели

Была выдвинута гипотеза, что антигенная сенсибилизация экзогенными эритроцитами при переливании воздействует на иммунологический ответ пациентов на солидные опухоли. Мы оценивали влияние периоперационного переливания Эр-массы в первую очередь на кумулятивную частоту рецидивов [КЧР], и, во-вторых, на общую выживаемость [ОВ], а также онкоспецифическую смертность [ОСС] у пациентов с мышечно-инвазивным переходно-клеточным раком мочевого пузыря.

Методы

Мы выявили 2545 пациентов в проспективно поддерживающейся институциональной базе данных MSKCC (Memorial Sloan-Kettering Cancer Center), которые подверглись радикальной цистэктомии с 1995 по 2005 гг. Периоперационная трансфузия была определена - как таковая в течение 30 дней после радикальной цистэктомии. После исключения пациентов с предоперационной лучевой терапией, с немышечно-инвазивным заболеванием и тех, кто получил предоперационную трансфузию, в когорту были включены 2209 пациентов. Мы оценили влияние результатов нескорректированных переливаний по метод ОВ Каплана-Мейера и суммарную частоту КЧР и ОСС. Затем мы внесли поправки на коварианты пациента и опухоли, в том числе периоперационную химиотерапию и базовый гемоглобин, используя многомерную регрессионную модель рисков  Кокса для ОВ и многомерную регрессионную модель конкурирующих рисков для КЧР и ОСС, и оценили воздействия переливания Эр-массы на КЧР, ОСС и ОВ.

Результаты

Медиана общей выживаемости составила 4,96 года. После стратификации по переливанию Эр-массы нескорректированная ОВ была 4.62 и 6,62 года для групп с и без переливания, соответственно [р <0,00001]. И нескорректированная КЧР, и ОСС не были статистически значимыми между группами [P = 0,065 для КЧР, р = 0,854 для ОСС].  После корректировки характеристик опухоли и пациента, переливание Эр-массы было статистически значимым независимым предиктором КЧР и ОВ [КЧР, отношение рисков (ОР) : 1.57 (1.1423,1.9882), р = 0,0037, ОВ; отношение рисков: 0,9857 (0,8677, 1,10592), но не онкоспецифической смертности [ОСС: отношение рисков: 1,027 (0,7373, 1,14131), р = 0,902].

Выводы

Переливание Эр-массы в послеоперационном периоде является независимым предиктором КЧР и ОВ, но не ОСС после хирургического лечения мужчин с переходно-клеточным раком мочевого пузыря. Иммунологические механизмы, которые могут опосредовать этот эффект, нуждаются в дальнейшем исследовании. В то время как периоперационное переливание Эр-массы может быть неизбежным, оно также может служить важным мерилом качества хирургического вмешательства, непосредственно влияющим на биологию опухоли.

1940: Оценка повреждения тканей при ультразвуковой, пневматической и комбинированной литотрипсии

Yuqing Cui, Kevin Mohsenian, Carl Sarkissian, Tianming Gao, Manoj Monga Minneapolis, MN

Введение и цели

Провести сравнительную оценку ультразвуковой, пневматической и двойной ультразвуковой литотрипсии и предсказать ее безопасность для тканей мочевого тракта.

Методы

Испытывались литотрипторы Swiss Lithoclast Ultra (ультразвуковой (УЗ) и комбинированный ультразвуковой-пневматический (УЗ +П)) и Gyrus ACMI Cyberwand (двойной ультразвуковой (ДУЗ)). Для тестирования были использованы свежие свиные мочеточники, мочевые пузыри и ткань почечной лоханки. Автоматические настройки были использованы для каждого типа датчика и типа ткани для воздействия по вертикали без давления (всасывания), с давлением в  400 или 700 г продолжительностью 3, 5 секунд или 3 минуты (или до перфорации ткани). 117 испытаний были проведены для каждого сочетания ткань/давление/время для каждого режима литотрипсии, в общей сложности 351 испытание. Если происходила перфорация ткани, фиксировалось время до ее развития.

Результаты

При давлении в 0g перфорации не произошло. При испытании по типу ткани и давлению, вероятность перфорации в режиме ДУЗ оказалось в 5,62 раза больше таковой при УЗ + П (р = 0,0029), а при УЗ + П вероятность перфорации была в 6,71 раза больше таковой при УЗ режиме (р = 0,015). Применение усилия в 700 г привело к возрастанию вероятности перфорации в 45 раз по сравнению с усилием в 400 г (р <0,0001). Ткань мочеточника была в 83 раза более склонна к перфорации, чем ткань почечной лоханки (р <0,0001) и в 2,27 раза - чем ткань мочевого пузыря, однако, это различие не было статистически значимым (р = 0,13). Контакт продолжительностью 180 секунд привел к увеличению вероятности перфорации в 333,3 и 142,9 раза по сравнению с контактом длительностью от 3 до 5 секунд, соответственно (р <0,0001).

Выводы

Режим камнедробления, тип ткани, давление и продолжительность контакта влияют на вероятность перфорации ткани. Режим ДУЗ перфорирует ткани с наибольшей вероятностью, в то время как режим УЗ – с наименьшей. Ткань почечной лоханки была менее всего склонна к перфорации, а разница риска таковой для мочевого пузыря и мочеточника была несущественной. И увеличение времени контакта, и увеличение давления значительно и резко повысили вероятность перфорации.

2020: Трансуретральная энуклеация биполярной системой по сравнению с открытой простатэктомией при размере простаты более 70 см³

Yosuke Hirasawa, Hiroki Ide, Yujiro Ito, Katsura Hoshino, Atsuko Sato, Hiroshi Hongo, Yasumitsu Uchida, Takeshi Masuda Saitama, Japan

Введение и цели

Трансуретральная энуклеация биполярной системой (ТЭБС) - трансуретральная процедура, предназначенная для хирургического лечения доброкачественной гиперплазии предстательной железы (ДГПЖ), при которой для полной диссекции обеих долей простаты используется шпатель, подключенный к стандартной петле из вольфрамовой проволоки, и при этом сохраняется отличный гемостаз. Это первая попытка определить, может ли ТЭБС быть альтернативой открытой простатэктомии (ОП) у пациентов с объемом простаты > 70 см³.

Методы

Мы провели ретроспективный анализ 60 пациентов с симптомами нижних мочевых путей, вторичным по отношению к ДГПЖ, с увеличенной предстательной железой (> 70 см³), которые подверглись ТЭБС или ОП. В каждой группе были 30 пациентов. Все пациенты были оценены до операции с использованием IPSS, Оценки качества жизни (КЖ) и полного уродинамического тестирования. Фиксировались послеоперационные параметры, такие как потеря крови, удаление катетера и пребывание в стационаре, а так же ранние и поздние осложнения. Через 12 мес. после операции были проведены те же тесты.

Результаты

Между группами ТЭБС и ОП не было существенных различий по возрасту, предоперационному баллу IPSS, КЖ, пиковой скорости потока мочи, объему остаточной мочи (ООМ), объему простаты (ТЭБС: 99.4 см³ [70.9-184.7 см³] по сравнению с ОП: 98,3 см³ [71.7-200.8 см³], р = 0,872), или по весу удаленной ткани (ТЭБС: 60,3 г [40.0-97.0 г] по сравнению с ОП: 66.4 г [20.8-127.7 г], р = 0,315). Значительные различия были отмечены в средней потери гемоглобина (ТЭБС: 1,4 г / дл против ОП: 2,4 г / л, р = 0,035), медиане времени стояния катетера (ТЭБС: 44,5 часов против ОП: 121,2 часа, р = 0,025), медиане пребывания в стационаре (ТЭБС: 5 дней против ОП: 8 дней, р = 0,047) и среднем оперативном времени (ТЭБС: 151 минут против OP: 91 минут, р = 0,026). И ТЭБС, и ОП привели к послеоперационному улучшению балла IPSS (ТЭБС: 8.5 против ОП: 8.4, р = 0,95), качества жизни (ТЭБС: 1.6 против ОП: 1.7, р = 0,84), максимальной скорости потока мочи (ТЭБС: 19,6 мл / с против ОП: 21,5 мл / с, р = 0,363) и остаточный объем мочи (ТЭБС: 24,9 мл против ОП: 19,7 мл, р = 0,430). В переливании крови нуждались 1 пациент после ТЭБС и 6 - после ОП. В обеих группах не было отмечено серьезных осложнений. Поздние осложнения были также сопоставимы в обеих группах.

Выводы

ТЭБС и открытая простатэктомия были одинаково эффективны для устранения обструкции и симптомов нижних мочевых путей при большом объеме предстательной железы (> 70 см³). ТЭБС влечет за собой значительно меньшую потерю крови и гораздо более короткие сроки стояния катетера и пребывания в стационаре. Частота поздних осложнений была одинаково низкой при обоих вмешательствах. ТЭБС, судя по всему, является безопасной и привлекательной эндоурологической альтернативой открытой простатэктомии при большом размере простаты.